23.01.2017

Хроники АХа: в поисках Элис. Глава 2

В предыдущей главе:
Одна из членов Совета, Валькирия, решается на значительные перемены в АХе и принимает на работу нового преподавателя Истории АХа. Тем временем Рантен, похоже, всеми силами противится этой затее...


Действующие лица второй главы:

Алабастр Холли
Преподаватель Истории АХа
Елисей Соболевский
Ученик 1 курса Дольфилора
Рантен
Бывший член Совета директоров
Декан Итариана


Эва Яничек
Член Совета директоров
Карина Рейн
Член Совета директоров


АХ, 2047 год (43 триместр)

Холли широкими шагами шёл по коридору, стараясь хоть как-то скрыть нарастающую нервозность. Он нервничал ещё с того момента, когда его оборвали на первом же предложении первой лекции, но в итоге почему-то приняли. Вообще-то он даже не рассчитывал на такой результат. И что-то подсказывало ему, что хорошо, что никто не слышал, что в его лекции было дальше - версия истории, рассказанная ему дедушкой, могла значительно отличаться от настоящей, да и он сам пошёл на собеседование просто ради развлечения. Он ничего не понимал. У них такая нехватка преподавателей, что возьмут даже шестнадцатилетнего юнца, ничего не смыслящего в предмете? Неужели его собираются обучать перед каждой новой лекцией? По крайней мере, прямо перед занятием одна из представителей Совета, Дженнифер МакГрегор (фамилия казалась ему смутно знакомой, но ничего конкретного вспомнить он не мог), практически насильно впихнула ему в руки готовый текст первой лекции, к которому он не имел ни малейшего отношения.

И что-то подсказывало ему, что текст тоже не имел ни малейшего отношения к реально произошедшим событиям - хотя он и сам его пока что толком не читал, так, просмотрел по диагонали (на большее не хватало времени). По крайней мере, от дедушки он слышал совершенно другое. Что-то, что хоть как-то обосновывало название школы.

Первый день работы обещал быть странным, а разговоры учеников вокруг были ещё более странными. Кто-то что-то говорил о нашествии Белочки (неужели у них здесь такие проблемы с алкоголем?), ещё кто-то - о башне Итариана (насколько Алабастр помнил, факультеты назывались Итар и Дракониан, но, может быть, он опять всё перепутал?), а следующий диалог младшекурсниц и вовсе поверг его в такой шок, что он просто встал на месте и так и остался стоять.

- В следующем году, когда мне будет 12... - мечтательно сказал мальчик с голубым значком и подумал было что-то о полётах на мётлах (когда-нибудь Холли научится контролировать свою телепатию, но явно не сейчас), но так и не успел сказать это вслух.

- Ну, это еще неизвестно, - авторитетно заявила стоявшая рядом девочка курса с четвёртого.

- Как это? - не понял мальчик.

Холли тоже не понял.

- Благодаря заклинанию, наложенному одним из основателей школы, ты повзрослеешь на год, только если переведёшься на следующий курс. У нас было слишком много отстающих, ну вот и... Будешь учиться плохо - и все, кого ты знал, повзрослеют, выпустятся и уедут.

- Вот это да, - ошарашенно покачал головой первокурсник. - Питер Пэн отдыхает...

В общем, Холли очень быстро понял, что отдых и покой ему в этой школе не светят.

Войдя в свой кабинет и оглядевшись, он увидел на стенах красивые портреты своих предшественников. Себастьян МакГрегор и Альфреда Грюнг. Да, он определённо слышал первое имя от дедушки. Кажется... этот Себастьян был его учеником? Или коллегой? Вот бы вспомнить...

В классе собрались ученики - в том числе и тот белобрысый мальчик из коридора, благодаря которому Холли узнал новую информацию. Представители Совета пояснили ему, что, как и каждый новый преподаватель, он начнёт с первого курса, а дальше уже по ситуации. "Всё равно они не поймут, даже если ты серьёзно лоханёшься", - доверительно подмигнула ему Санни Смит. Что ж, спасибо и на этом.

Коротко кивнув и представившись (мел аккуратно выводил всё необходимое на доске за его спиной - хорошо, что он знал такое заклинание, у него самого сейчас совсем криво получилось бы), Холли начал лекцию.

- Сегодня я расскажу вам о том, с чего началось существование этой школы. Кхмм… - Он заглянул в текст лекции и не без удивления прочёл: - С чего же началась наша школа? Конечно же, с идеи. Может быть, она была к тому времени не такой уж свежей и оригинальной, но в первую очередь она была лишь планом, появившимся в голове у четверых основателей школы, о которых мы все наслышаны. Но всё же на всякий случай перечислю их имена, и вы запомните их хорошенько: Альфреда Грюнг, Карина Рейн, Себастьян МакГрегор, Эва Яничек. Они основали четыре факультета и длительное время правили школой, пока не были вынуждены отстраниться от дел. С тех пор школой правит Совет, состоящий из деканов четырёх факультетов...

Зачитывая эту историю, всё больше казавшуюся ему только сказкой, Холли в то же время лихорадочно обдумывал прочитанное. Никого из этих людей не было в школе - это он точно знал, и не было достаточно давно. Даже исторические данные на этот счёт давали лишь туманную отмазку. Стоило расследовать этот вопрос поподробнее - по крайней мере двое из них существовали и их портреты даже висели на стене, да и об остальных парень что-то слышал от дедушки. Вот только вспомнить бы, что...

Ученики внимательно записывали, не замечая овладевшей их преподавателем внутренней борьбы.

Внезапно дверь распахнулась, и в помещение вошёл мужчина во всём розовом. Он прихрамывал на одну ногу, поэтому идти у него получалось не слишком быстро.

Несмотря на это, он выглядел довольно воинственно. Холли бы сказал, что он разгневан. Мужчина ткнул в сторону преподавателя костылём - и тут же ухватился за дверной косяк, покачнувшись.

- Ты! - выкрикнул незнакомец. - Ты хоть сам веришь в то, что говоришь? Четверо основателей школы и факультетов? И кто же из них основал Итар? А я тебе отвечу: никто! Знаешь такое имя - Лой Ивер? Конечно не знаешь, ты же... - Он тяжело облокотился на костыль. - Конечно, ты ничего не знаешь. Но если ты - или ещё кто-нибудь в этом кабинете - хотят узнать правду, вы знаете, к кому обратиться!

Холли окончательно растерялся. Он просто хотел преподавать детям то, в чём разбирался. То, что любил и во что верил. Ситуация ему не нравилась и до этого, а теперь она вообще перешла все границы абсурда.

Поэтому ученики молчали, и он молчал тоже.

И вдруг один из учеников - тот самый, блондин с Дольфилора (точно, именно так назывался этот факультет) воскликнул:

- Вы были там, да? Застали основание школы?

В его глазах горел искренний интерес, и Рантен - а это был именно он - тоже сразу же им проникся. Он часто кидался словами насчёт того, что готов всем всё рассказать, но уже и не ждал, что кто-то правда попросит.

- Ну нет, я не такой старый, - по-доброму усмехнулся он.

Холли с удивлением наблюдал, как тот словно преобразился. Хромая, он подошёл к кафедре и встал за неё - Холли всё понял, вышел и сел за одну из парт.

- Люди, о которых вам тут говорит уважаемый профессор, и правда существовали, - начал Ран. - Но школу основали не они, и было бы неверно отнимать у них всю славу! Не знаю точно, какой у вас тут политический курс, но я всё ещё помню эту женщину, - он достал из-за пазухи очередной неизвестно где добытый свёрнутый плакат с изображением Элис, - и её подвиг. Всю школу собственноручно создала именно она, но затем она ушла, а к власти пришли эти четверо. Не постепенно, конечно, первой была Карина...

- И где они теперь? - с любопытством спросил Елисей. Остальные просто непонимающе смотрели на портрет незнакомой им женщины, которую показывал незнакомый им человек, почему-то согнавший со своего законного места преподавателя... тоже, в общем-то, незнакомого им. Трудно быть первокурсником.

- Не знаю я, - с досадой ответил Рантен. - Но лучше бы им явиться сюда поскорее и расхлебать кашу, которую они заварили.

*


АХ, 2034 год (30 триместр)

По двору замка шли две женщины, одетые в черные мантии с фиолетовой окантовкой - в знак принадлежности к администрации. Одна из них что-то оживленно объясняла, размахивая руками, а вторая смотрела на нее откровенно скептически.

- ...а вообще, можно ведь сделать лестницы движущимися! Это куда проще и надежнее телепортов. Можно встроить в них специальные механизмы, чтобы они раздвигались и соединялись то с одним этажом, то с другим, а всем студентам выдать график их движения! И никакой магии, сплошная механика. Это по моей части, Карин!

Её энтузиазмом было сложно не заразиться, но Карине оставалось только вздохнуть, мысленно отбрасывая прочь те заманчивые картины, которые уже появились в её голове. Планы её собеседницы всегда очень круто звучали - и были практически неосуществимы: взять хотя бы то её предложение с едой, появляющейся на столах Главного зала по хлопку в ладоши, и парящими в воздухе свечами. Грандиозно, роскошно, безумно дорого.

- Эва, это всё здорово звучит, конечно, но ты же знаешь, что у нас нет денег даже на реставрацию башен, не говоря уже об инновациях. Мы кое-как обеспечили все кабинеты мебелью - и тебе напомнить, кто из нас провел много часов на опушке леса в ожидании курьера Алиэкспресс? - и теперь нужно наладить везде освещение, а тебя снова унесло в какие-то дали.

Эва заметно помрачнела - теперь и в её голове красивые картинки движущихся лестниц и парящих в воздухе свечей заменились кипой исследовательских работ учеников на тему улучшения срока работы факелов и уменьшения расходов на них. Ни одна из них не увенчалась успехом и не позволяла выделить хоть какую-то сумму из бюджета на этот год на что-нибудь, кроме обеспечения насущных потребностей школы.

- Кстати, - решила сменить тему Эва, но эта тема была немногим веселее предыдущей. - Кажется, Белочка сошла с ума.

- Ну, недаром её называют Бешеной Белкой, - ухмыльнулась Карина. - Она ж такой и была всегда?

- Нееет, - протянула Эва. - Я серьезно. Она не подчиняется моим командам, она сама придумывает себе новые слова. И ты б видела, какие именно.

Беседка была неподалеку, и, зайдя в неё, обе директрисы остановились как вкопанные, хотя для одной из них картина, представшая перед ними, и не была сюрпризом - но она всё равно поражала воображение.

Вся беседка была увешана криво вырезанными (выгрызенными?) из бумаги сердечками, на которых было лишь одно слово. Вернее, имя.

Сэм.

Карина не знала, что сказать. Роботы, подобные Белочке, не могли испытывать чувств и влюбляться, но не могли они и овладевать творчеством. Эва утверждала, что новые фразы были созданы на основе эвристического механизма, но даже она хорошо знала, на что он способен. Точно не на это, - могла с уверенностью сказать она.

Беседка была пуста, и никто не знал, где находится Белочка и что у неё на уме.

Видимо, с уходом Сэма поменялось большее, чем они могли подумать.

Карина Рейн
Рубрика: Сказка
Написана: 23.01.2017



Комментарии:

Написать комментарий:
Чтобы написать комментарий, нужно войти в АХ
Главный редактор: Эва Яничек (сова: istomra@mail.ru)
Требуются журналисты! Обращайтесь сюда.
Alice-Хогвартс alicehogwarts.com