31.10.2017

Сладость или гадость? 11 глава

Илья Ро последнее время в АХе почти не появлялся, лишь изредка заглядывая ради проверки домашних заданий и редких лекций. У него появились интересы вне стен родной школы, да такие, что Валан забыл про недоведённый ТМПАХ и его участниц и даже когда потом вернулся, махнул на этот факт рукой: мол, да это уже дела давно минувших дней, ну кому это надо в конце-то концов, если даже не мне? Заглянув последний раз, он с удивлением обнаружил, что в АХе полно народа, кто-то активно сдаёт домашки, устраивает сражения, и это далеко не всё, что происходит. Теплота от нахлынувшей ностальгии по былым временам, когда он сам был школьником, наполнила его сердце, и он снова пришёл на следующий день, а потом ещё раз и ещё, пока его визиты не стали привычным делом. Именно поэтому он сегодня отправился на этот странный квест. Если бы ему кто-нибудь месяц назад сказал о том, что ему предстоит приготовить что-то из настоящего, человеческого мяса, он бы посмеялся ему в лицо! А сегодня он с интересом читает инструкции по обвалке человека и, надо отметить, совсем не испытывает к этому отвращения. Рецептура была вполне логичной, грамотно составленной, а результат на фотографиях выглядел весьма впечатляюще. Пожалуй, если закрыть глаза на то, что это необходимо сделать из друзей или хотя бы отдалённо знакомых, он даже с увлечением окунулся бы в процесс соревнования.

- Ну что, нравится что-нибудь? - подошла к нему Алёка, с интересом заглядывая в книгу.

- Даже и не знаю, - сдержанно улыбнулся Илья, - всё такое вкусное...

- А если подумать хорошенько? - её улыбка стала немного хитрой, и она осторожно погладила парня по спине. Илья вздрогнул и с удивлением уставился на девушку. Как-то не особо она была похожа на напуганную, вот в отличие от Лоры... Он завертел головой в поисках Лоры и понял, что лучше бы этого не делал, так как её голова уже лежала отдельно от тела. Мартин Крейк с увлечением мыл руки около глубокой металлической раковины. Стало плохо, Илья зажал рукой рот, опасаясь, что сейчас его точно стошнит. Он думал, что это произойдёт ещё тогда, когда он был привязан к стулу в той самой комнате, но сейчас живот скрутило в два раза сильнее. Ему хотелось кинуться, отомстить, разорвать в клочки всех, кто вообще додумался до такого квеста и кто решил, что и правда нет другого выхода, кроме как приготовить друг из друга пирожки. И он бы и правда кинулся и, может быть, даже в порыве ярости убил кого-нибудь сам, но вместо этого беспомощно осел на пол.

Алёка искренне любила АХ и людей, которые постоянно тут встречались. Она любила Итар, и Арфу, и безумные разговоры в беседке. Илью она тоже, надо сказать, любила, только вот не всегда и не за всё. Была у неё одна не высказанная ему вещица, которую девушка хранила глубоко внутри себя ещё со времён победы в ТМПАХе. Оказавшись в той самой комнате и видя много крови и настоящих убийств, она всё больше и больше думала, что происходящее её увлекает не на шутку! Было сложно скрыть восхищение, да и скрывать особо было не нужно - все остальные были настолько подавлены, что ничего не замечали вокруг и не обращали внимания на выражение её лица. Услышав же об условиях, итарка даже не раздумывая решила, кого приготовит в первую очередь. Уж очень она хотела пустить на фарш одного виноватого во всём профессора, но боялась в этом признаться даже самой себе.
Когда она подошла ближе к нему и заглянула в книгу, то отметила про себя, что жертва знает толк в выборе блюд, и вот этот пирог из фарша и томатов выглядит очень ничего.

- Да, тут, похоже, много хороших рецептов на любой вкус, - оценивающе протянула девушка, теперь рассматривая голову Лоры. Что ж, она ей тоже никогда особо не нравилась, да и на одного конкурента стало меньше. Илья же к такому повороту готов не был, и Алёке ничего не оставалось, как воспользоваться его слабостью в своих целях. Схватив со стола какую-то сковородку, она с силой шибанула ею Илье по затылку, и тот послушно потерял сознание.

- Двух финалисток в конкурсе красоты быть не может, ясно это тебе?! - поставив жирную точку в этом вопросе, Алёка схватила Илью за ногу и потащила в сторону производственной мясорубки.

Удачница не понимала, что происходит и что она тут вообще делает. Кто все эти люди и где настоящие аховчане? Она до конца не верила в то, что это происходит с ней здесь и сейчас, но холодная картошка, на которой она сидела, возвращала её к действительности. Она уже перебрала все возможные заклинания, которыми она могла бы всех остановить, но, к несчастью, у неё не оказалось с собой палочки. Вероятно, их предусмотрительно отобрали. Она опасалась подсматривать за происходящим на кухне и потому сидела как можно тише. За дверцами раздавались пугающие звуки пилы, сдавленные крики и какие-то отдельные реплики, по которым было сложно судить о происходящем. Впрочем, возможно, она бы и просидела тут до конца действия и даже смогла бы выжить, если бы не одно случайное обстоятельство: кроме картошки, тут ещё был небольшой артефакт - как раз на случай, если кто-то из участников действа решит спрятаться и переждать. Если бы Ни решилась зажечь свет, то она бы, конечно, его увидела и всё поняла, но делать этого она не стала, боясь быть обнаруженной и съеденной. Потому, в очередной раз неловко повернувшись, она задела его головой и... взорвалась вместе с шкафом!

Эва, на самом деле, тоже не испытывала особого отвращения от происходящего, но признаваться в этом было как-то противно и стыдно. Её неукротимая любовь к различного рода убийствам с особой жестокостью, наконец, получила порцию отличной пищи для размышлений и выход не только на страницах с забавными картинками, которые она рисовала на досуге. В тот момент, когда в шкафу, который, надо сказать, был металлическим, раздался взрыв, она точно поняла, кто стал его причиной. В комнате не было только Удачницы и, так как все остальные были уже заняты друг другом, понять это было совсем не сложно. Эва любила Удачницу, и было очень жаль, что та выбрала себе один из самых неприятных способов умереть. Тяжело вздохнув, она направилась к шкафу и, открыв его дверцы, около минуты с лицом оценивающего картину художника смотрела на оставшиеся куски плоти, кровь и куски картошки, картинно прилипшие к стене.

- Пожалуй, это будет желе, - тяжело вздохнула она и отправилась искать желатин.

Когда прекрасные зелёные глаза Удачницы уже застывали в желе, Эва решила скоротать время за приятной беседой с Мартином Крейком, который, судя по всему, тоже ждал готовности своего блюда и то и дело заглядывал в духовку.

- Вы же понимаете, что блюд нам нужно целых пять, а у нас пока только три, - решила не ходить вокруг да около директор. - Что Вы думаете о том, чтобы воспользоваться возможностью выжить и лишиться какой-то минимальной части своего тела?

- Хм, - задумался Мартин, отрывая взгляд от духовки. Голова Лоры в улыбающейся хеллуинской тыкве активно подрумянивалась, и приходилось следить за температурой, чтобы не дать ей сгореть. Второй Лоры у него не было. Идея, высказанная Эвой, была действительно хороша, и он покосился на Алёку, которая уже формировала высокий мясной пирог. - Почему именно со мной?

- Потому что Алёка увлечена даже больше, чем хотелось бы, - кивнула Эва, тоже рассматривая итарку и стараясь не смотреть на то, что осталось от Ильи, - ей хватило бы и одной руки.

- Справедливо, - кивнул профессор истории мира Роулинг, - как я понимаю, у тебя есть план?

Эва кивнула и подошла ближе к Мартину, намереваясь поделиться идеями, но ничего сказать так и не успела: в глазах резко потемнело, и она отключилась.

Довольная собой Алёка покачала головой и, перешагнув через тело Мартина, выключила духовку. Ей тоже не хотелось, чтобы тыква подгорела. Оставшись единственным выжившим на этой страшной кухне, она вдруг поняла, что победила и добилась своего. Она даже подпрыгнула от счастья, предвкушая шикарное награждение, но потом вдруг осознала, что никакого награждения не будет. Ведь больше тут никого нет - только она, одна на этой перемазанной кровью кухне, с растрёпанными волосами и ножом в руке, стоит и ждёт непонятно чего. Появилось странное ощущение, что все эти желания, которые привели к смерти её друзей, на самом деле ей не принадлежали. Будто кто-то сидел в её голове и говорил, как и зачем нужно думать, а теперь мерзко хихикал, наблюдая за происходящим. Она помотала головой, отбросила в сторону нож, и он звонко упал на кафельный пол. Она зажмурилась и схватилась за голову, будто пытаясь спрятаться от настоящего, убежать в себя, но даже там она слышала булькающие звуки мяса в мясорубке, превращающей Илью в фарш для красивого пирога.

- Да ладно тебе, - вдруг услышала она голос и резко открыла глаза. Перед ней стоял Люц Дракулов, тот самый новичок с Оникса, затеявший эту игру, и нагло улыбался. - Ну подумаешь, убила парочку людей. С кем не бывает?

- Что вы сделали с моей головой?! - возмутилась Алёка. - Я превратилась в маньяка!

- Оо, маньяк жил в тебе и раньше, мы просто помогли ему раскрыть весь потенциал, - рассмеялся Люц и развёл руками. - А вообще, всё это затевалось только для того, чтобы задать тебе финальный вопрос.

- Что за вопрос? - сердце испугано забилось: ничего хорошего она не ожидала.

- Сладость или гадость?

- Что? - на лице у итарки появилось искреннее недоумение. Она тут играет в маньяка благодаря каким-то чарам, а он ей такие вопросы задаёт.

- Нет, серьёзно. У тебя есть выбор: или ты пируешь тем, что приготовила, или мне придётся отправить тебя к твоим друзьям, - хитрая улыбка маленького мальчика была поистине дьявольской. - Здорово я придумал, правда?

От перспективы съесть запеченную голову Лоры или пирог из Ильи у Алёки подкосились ноги, и она опустилась на колени, закрывая лицо руками. Она отрицательно мотала головой и плакала, пока не перестала существовать.

Себастьян МакГрегор
Рубрика: Сказка
Написана: 31.10.2017



Комментарии:

Написать комментарий:
Чтобы написать комментарий, нужно войти в АХ
Главный редактор: Эва Яничек (сова: istomra@mail.ru)
Требуются журналисты! Обращайтесь сюда.
Alice-Хогвартс alicehogwarts.com