Alice-Хогвартс
Лектории
Предмет Архив История Другие предметы Кабинет Alice-Хогвартс

Расширенная Травология


Расширенная Травология 102

Когда студенты начали подтягиваться к оранжерее, профессора нигде не было видно, но преподаватели вовсе не всегда приходили на собственные лекции загодя, некоторые умудрялись даже опаздывать, так что на этот счет никто не переживал.
Ряды студентов с прошлой лекции поредели, впрочем, отличники и, как ни странно, лентяи, остались в полном составе.
Когда раздался звонок, оповещающий о начале занятий, из-за оранжереи беззаботно вырулил Штерн. Едва увидев расположившиеся, как в прошлый раз, на земле группки студентов, он изменился в лице, и стало ясно, что он не ожидал, что кто-то на самом деле придет на вторую лекцию. Прозрачный без маркировки крупный флакон с темно-золотистой жидкостью, что он держал, был тут же спрятан за спину, а уже через несколько мгновений рука, сжимавшая его, вернулась в распоряжение хозяина пустой.
Ха, — его голос был озадаченным. — Вы здесь. Класс. Inodorus.
Последнее, по всей видимости, было заклинанием, но в школьной программе его не было, как не было у преподавателя палочки, поэтому произнесение заклинания тоже казалось несколько бессмысленным.
Вы сдавали домашние работы? Я уверен, что вас здесь больше, чем сданных свитков...
Он, казалось, ожидал, когда кто-то признается, что не сдал задание. Но вдруг безразлично махнул рукой:
Ладно, это ведь не я умру в ином мире от неосведомленности. Итак. Если вы попали в иной мир и не умерли мгновенной смертью, а затем чудом нашли сравнительно безопасное место, чтобы решить, что делать дальше... — лица студентов стали напряженными, словно Штерн уже приготовил палку, чтобы гнать их в иные миры. — Эй, не все миры враждебны, но умение выживать в невраждебном вам не особенно пригодится, поэтому мы будем обсуждать не их, ясно? — было не особенно понятно, расстроился он, обиделся или разозлился, в конце концов любой из вариантов был бы по меньшей мере странным, поэтому на всякий случай некоторые из студентов согласно кивнули. — Так вот. Вы сидите в пещере и ничерта не знаете про мир снаружи. Что вам нужно?
Он замолчал и окинул подростков внимательным взглядом. Отличники молчали сосредоточеннее всех, словно им загадали сложнейшую головоломку. Лентяи переглядывались в смущении, полагая, видимо, что есть какой-нибудь алгоритм, описанный в учебниках, который они, очевидно, не видели, поскольку учебников не открывали. Остальные молчали нерешительно.
Палочка? — прозвучало со стороны одной из группок, которыми студенты расселись еще на перемене. Автор ответа явно хотел остаться инкогнито, потому что не поднимал руку, да и сейчас, когда взгляд профессора стал прикован к той группке, не спешил обращать на себя все внимание.
А если мир с нулевым магическим фоном? — усложнил задачу Штерн, так и не вычисливший обладателя голоса.
Оружие, — буркнул тот же голос, и один из мальчишек нахохлился, словно обидевшись.
Верно, — несколько нехотя согласился профессор, — хотя я надеялся на другой ответ. Долго вы просидите с палкой в пещере?
Пока не проголодаюсь, — ответил мальчик, глядя исподлобья.
А вы пробовали охотиться каким-нибудь простым оружием будучи голодным? — с выражением неподдельного интереса на лице спросил Штерн. — Как много вы пробежите, когда у вас желудок от голода сводит? А если в процессе охоты за вами погонится зверь покрупнее?
Студенты молча переводили взгляды с преподавателя на ученика, словно следили за матчем по пинг-понгу. На какие-то пару секунд мальчишка растерялся, и было видно, что это его злит. Но затем он, видимо, вспомнил, какой предмет пришел изучать, взвился на ноги и, взмахнув руками, воскликнул:
Но там же есть какие-нибудь растения, ягоды, травы, которые можно есть?!
И снова верно, впрочем, лишь отчасти, — добродушно ответил Штерн, даром что не поаплодировал. — Первым делом вам нужно найти воду, и лишь затем думать о еде. Без еды вы протянете куда дольше, чем без воды. Радует, что в отличие от ваших товарищей вы хотя бы ищете варианты. Садитесь.
Профессор, одной рукой обхватив плечо другой, а второй поглаживая небритый подбородок, медленно пошел вдоль кромки занятой студентами площади, несколько карикатурно изображая, что задумался. Студенты ждали, поскольку нового вопроса задано не было.
Но, — произнес Штерн, остановившись, ткнув произвольным движением указательного в студентов и сделав короткую паузу, — как вы узнаете, какие из растений съедобные? На них ведь не написано.
Студенты начали переглядываться, потом перешептываться, и мало-помалу их голоса становились громче. Очевидно, никто из них ранее не оказывался в предложенной ситуации, и теперь они пытались через споры нащупать верные действия. Кто-то даже пытался доказать на примере ядовитой тентакулы, почему есть неизвестные растения не стоит вовсе.
Штерн, с явным интересом и удовольствием наблюдавший за дебатами в течение нескольких минут, когда обсуждение дошло до вскакивания, крика до хрипоты и легких толчков, не повышая голоса сказал:
Наблюдательность.
Конечно, большинство студентов в пылу своих прений не услышало его, но, похоже, это и не было его целью. Впрочем, двое или трое не участвующих в столь активном обсуждении и сидящих с краю все же услышали и на всякий случай обратили внимание. Но продолжения не последовало — преподаватель, усмехаясь, смотрел на спорщиков. Когда же тех одернули, что удалось не сразу, и установилась относительная тишина, Штерн продолжил:
Если вы все-таки не сидели несколько дней в своей пещере с палкой наперевес, а решили найти еды раньше, чем лишитесь сил, то вас спасет наблюдательность и умение анализировать, — провозгласил он, словно это и был ответ на вопрос. Поняв, что подсказка не дошла до подростков, он продолжил: — Итак, вы со всей возможной осторожностью выходите из пещеры, а вокруг вас... предположим, что вы все же попали не в пустыню, и вокруг вас есть растения. И все как на подбор незнакомые. Разумеется, нельзя рвать что попало и беспорядочно тянуть в рот, ведь первое же может оказаться в лучшем случае несъедобным, а в худшем — ядовитым. Казалось бы, причем тут наблюдательность? Видите ли, скорее всего вы не единственное живое существо, которому надо есть. Наблюдайте, кто и какие растения ест. Какие части растений. Ещё раз, из чего состоит растение?
Корень, стебель, лист, цветок и плод с семенами! — скороговоркой ответил кто-то, опередив отличников.
Именно. Но что же делать, если вы наблюдаете вот уже несколько часов, а мимо не проходило ни одно животное? К тому же для животных и для вас не все растения одинаково съедобны.
Воцарилось молчание, не нарушаемое даже перешептываниями. Профессор переводил взгляд с одного ученика на другого в надежде, что кто-то все-таки что-то скажет, но — увы.
Сначала оцените, каких растений растет много, потому что если вы найдете съедобное, но его будет мало, это вам не слишком-то поможет. Далее вам придется подождать несколько часов, в которые вы, впрочем, вольны пить воду. Это нужно для того, чтобы растения, которые вы будете пробовать, не мешались с предыдущей едой. И эффект от съеденного будет более очевиден в случае, если это окажется все же яд.
Судя по выражениям лиц студентов, те рассчитывали услышать краткую инструкцию для стопроцентного определения съедобности растения до того, как класть его в рот. Но, за исключением магии, такого способа — увы! — не существовало.
Далее вам нужно собрать выбранные растения. Желательно — с корнем, потому что знаете, стебли картофеля не так уж вкусны по сравнению с клубнями. Постарайтесь при сборе защитить кожу рук, даже крапива, растущая повсеместно и обильно, оставляет химический ожог, — Штерн медленно ходил взад-вперед, скрестив руки на груди, пока студенты марали свитки. — Собранные растения разделите по частям, полагаю, вы уже все успели выучить, из каких частей растения состоят. Впрочем, это общий случай, некоторые части могут быть редуцированы или выглядеть весьма непривычно по сравнению с растениями нашего мира. Тем не менее, каждую часть следует проверить отдельно. Но перед тем, как класть какую-либо из них в рот, проверьте их на наличие, хм, живых существ. В нашем мире я бы советовал проверить на насекомых или червей, однако в других мирах это могут быть и другие виды существ. Вопрос, для чего это нужно, останется на дом.
На самом деле Штерн планировал лекцию иначе. До того, как она началась, он и не думал рассказывать о том, как проверить растение на съедобность, строго говоря, ему это даже в голову не приходило, пока лекция сама по себе не пришла к этому.
Итак, у вас разделенные на части растения. Что с ними делать дальше? Уже пора жевать? — конечно, он мог бы просто взять и всё рассказать одним скучным монологом, но ему хотелось заставить студентов думать, а не присутствовать на лекции чисто формально. Повисла тишина, и профессор переводил любопытный взгляд с одного на другого. — Ну же, версии?
Нерешительно поднялась одна рука, так низко, словно и не желала быть замеченной. Но от внимания профессора не ускользнула, он кивнул в сторону владелицы руки:
Пожалуйста.
Ну... я думаю, нужно что-то еще сделать перед тем, как пробовать, — с полувопросительной интонацией сказала девочка.
Продолжайте, — поддержал профессор.
Ну... может быть проверить запах? Или сварить их? — она явно нащупывала ответ вслепую. Однако, она хотя бы на ходу придумала варианты, и они не были так уж плохи.
Что ж, вы, пожалуй можете проверить, чем пахнут разные части растения, — согласился преподаватель. — Какое ядовитое вещество вы можете определить по запаху? — Штерн все больше приходил к заключению, что студентам катастрофически не хватает Зельеварения. — Цианид, например, — ответил он сам на свой вопрос, так и не дождавшись ответа от студентов. — Для него характерен запах миндаля. Так что если у вас в руках при этом не миндаль, то есть это не стоит, — профессор продолжил медленно идти вдоль кромки студентов, постепенно обходя их по кругу. — Также старайтесь избегать растений с млечным соком. Кто-нибудь знает, почему? Потому что зачастую млечный сок растений оставляет химический ожог разной степени и содержит ядовитые вещества, — он говорил неспешно под мерное поскрипывание перьев. — Также избегайте растений со стручками.
Писанина остановилась, ученики с непониманием уставились на Штерна, словно вот сейчас он точно сморозил ерунду. Но он, не останавливаясь, кивнул:
Все верно, избегайте растений, у которых семена, бобы или горошины заключены в стручки. Если зеленый горошек вам не причинил вреда, это вовсе не значит, что все подобные растения безопасны. Например, на самом деле стручковая фасоль ядовита. Просто вы не едите ее сырой, как правило. А как насчет глицинии, люпина или акации? Не они приходят на ум первыми, да? И это растения нашего мира, знакомые вам. Поэтому не испытывайте судьбу лишний раз, оказавшись в другом.
Далее. Шипы, колючки, мелкие волоски — тоже повод не трогать растение. Да, розы красивы, отвар шиповника полезен, а малина вкусна, но в целом растения отращивают колючки в процессе эволюции не из прихоти, поэтому если не уверены в съедобности колючего — не трогайте. Это касается и случаев, когда шипы покрывают не все стебли, а лишь семенные головки. Особенно если шипы розовые или черные. Как ни странно эти правила подходят для многих миров, не только для нашего.

Разумно ли было рассказывать детям о ядах? Ну, во-первых, невозможно рассказать о пригодных в пищу растениях, умолчав о ядовитых. А во-вторых, Штерн всегда считал очень глупым пытаться уберечь детей от опасностей путем умалчивания или подмены информации. Как раз из-за того, что порой люди не осознают истинной опасности, беды происходят чаще.
Итак, возвращаясь к моему вопросу... У вас в нашем умозрительном эксперименте есть растения, разделенные на части. Если вы не защищали руки во время сбора и раздербанивания, то если ваши руки спустя четверть часа все еще в порядке, вы можете быть уверены по крайней мере в том, что собранные растения не покрыты снаружи концентрированной кислотой или веществом аналогичного действия. Поэтому дальше вам следует брать каждую часть каждого растения, разминать её до выделения сока и прикладывать к коже — например, к руке — и ждать всякий раз еще четверть часа. Конечно, чтобы увеличить уверенность, вам следовало бы подождать часов восемь. И если они у вас есть, то так и поступите.
Что же делать с частями растений, которые внешне не дают повода к опасениям и не вызвали даже легких химических ожогов на коже? Подсказка, ответ сегодня уже звучал.

Штерн вновь остановился и с интересом воззрился на детей, предоставляя им самостоятельно вспомнить, что они и их товарищи сегодня озвучивали. Тем более, что озвучивали прискорбно мало.
Сварить? — прозвучало вопросительно, но всё же уверенно и громко от девочки с синим значком на мантии.
Бинго! — мгновенно среагировал преподаватель жестом “double guns”. — Многие опасные соединения разрушаются под воздействием температур — как те, что в фасоли, например. Поэтому вам лучше уметь добывать огонь не только с помощью Incendio. И варить части растений нужно, конечно, тоже по-отдельности. Но если огня и воды вам не добыть, то придется пробовать сырым на свой страх и риск. Однако, наше время подошло к концу, поэтому продолжим в следующий раз. Пишите задание.

_____________________________________________________________________

Обязательное задание:

1. Для чего нужно проверить неизвестное растение на присутствие червей или насекомых? Какими будут ваши действия в случае, если вы их обнаружите? При ответе желательно не прибегать к помощи книг или иных источников информации, важно не дать правильный ответ, а поработать головой.

2. Не прибегая к помощи книг или иных источников информации, опишите, как лично вы стали бы пробовать неизвестное растение в случае если вам удалось найти все необходимое для температурной обработки, и в случае, если не удалось. Так же, как и в предыдущем задании, важно не дать правильный ответ, а поработать головой, поскольку на следующей лекции мы все равно разберем это. (объем не менее трехсот слов)

Дополнительное задание:
Сочинение. Пофантазируйте на описанную выше ситуацию (нулевой магический фон не обязателен, но может обеспечить бонусы, если работа выполнена качественно) в форме ролевого поста (объем не менее пятисот слов; минимум две трети текста должен занимать отыгрыш, т.е. не мысли и не прямая речь).

alicehogwarts.com (c) 2005-2019