Вести с полей


Поздравляю вас, товарищи, пора проливных насморков, которую мы все так долго ждали, свершилась.
На АХ большой всепогодной калошей наступила осень. И грипп уже собирал бы свой первый урожай в закрома тётушки Джейн, если бы преподавательским составом не было бы принято твердое решение дать бой и прокачать слабый студенческий иммунитет неслабой физической нагрузкой (возможно, я сейчас и сочинил касательно причин, ну да кто же сейчас помнит истину).
Вот и вышло, что в ясный погожий сентябрьский денек восемь студентов и выпускников (во главе с серым волком Себастьяном МакГрегором) союзных факультетов входили под светлые своды чистого АХовского неба над местным грАХбольным стадионом.
Тут, вероятно, стоит пояснить, в чем, собственно, суть самой игры в грАХбол: коротко говоря, игроков меньше, чем в футболе, мячей и ворот больше, чем в футболе, а главное как всегда участие, а не победа. И поучаствовать довелось всем: в игровом действе, происходившем на поле, щелкать клювом и плевать от скуки в кольца было попросту опасно – еще ненароком поцелуешься с землею, будучи сбитым с метлы более шустрым соперником. Хотя если столкнуться велит сама судьба (как нам с Эвой – наши метлы притягивало, будто магнитом), то будь ты хоть трижды ас, крепче держись за метлу, береги голову и молись.
Итак, на протяжении всей тренировки школьные спортсмены то взмывали вверх, то стремительно теряли высоту, лишь чудом не задевая метлами рыхлую землю стадиона – словом, играли.
Стоит также отметить, что в игре каждого члена команд была видна своя манера, или, если хотите, «стиль». Кто-то резво гонял по полю, перехватывая мячи в воздухе или даже из рук соперника, кто-то же сновал в качестве поддержки (но исключительно в те моменты, когда физически не мог помочь «своим» иначе), а кто-то и вовсе был готов выбежать на «оживлённый перекрёсток», предотвращая атаку чужой команды.
Что же касается поддержки моральной, то присутствие на поле прекрасных дам: директора Карины, Эвы, Алёки, Жюли, Дели и Джейн, – успешно скрашивало общую напряжённость игрового процесса. И я был бы сексистом, если бы не сказал, что виной тому было не только прекрасное зрелище спортивных девушек верхом на спортивных(!) мётлах, но и то, с каким изяществом, настойчивостью и строгим расчётом они захватывали воздушное пространство поля.
Хотя что уж скромничать, мы с Ильёй (отличным союзником и соперником), кажется, тоже не плелись в хвосте общего дела.
Таким образом, фраза «уставшие, но счастливые» вполне описывает наше состояние после финального свистка (за исключением тех конспираторов, которые под довольной улыбкой прятали лицо печального клоуна). Так что с уверенность можно сказать: АХовчанин создан для полета, как птица для полета. И этим всё сказано.

Вернике Тарновиц.